В попке булькает сперма и лизок довольна


Это все пустяки, дело житейское… —Мне только об этих глупостях осталось переживать… Вернемся-ка к нашим коровам. Запомни, но не переживай. Натворила—ответила, значит в сторону. Лиза опешила, на выбеленной коже чернел аккуратно нарисованный план хутора Овечий с пометками на незнакомом языке. Подобное женщина увидела первый раз в жизни и разглядывала с неподдельным восхищением. Тот отреагировал не сразу, ну не ожидал дитятя развитой цивилизации подобной прыти от дочери хуторянина-овцевода.

Все твое хозяйство. Вот только не от людей, а от сена шагай. Да про волов не забудь, не вас же для вспашки запрягать. Хмыкнул в ответ на заторможенный кивок погрузившейся в нирвану женщины и зашагал к воротам. В ответ на вопросительный писк Рины просто ткнул пальцем в кухню. На предложение заботливой мамки устроить деточкам для освежения памяти и общего поднятия тонуса растущих и не в меру вумных организмов разгрузочный день, Чужак только хмыкнул.

Ваши детки, вам и бедки. Оценил, так сказать, изменение состояния кожи под воздействием эликсира за прошедшее время… "О загнул-то! Как истинному антиллигенту и пристало. Стоило прозвучать первым словам действительно важного разговора, ради которого в попке булькает сперма и лизок довольна, собственно, сюда и шёл, как Гретта мягко опустилась на колени. Сейчас она сосредоточенно слушала и запоминала. Ну и с отдельной работой у него уже всё. И с хутора до моего возвращения ни ногой.

Ворота на закладной брус. Собак выпустишь за частокол. Они меня сами найдут. Возражаешь, хоть и боишься…" —Ну что. Закончите, хуторян по местам. Ворота запрёте на самый толстый брус и на все замки. У меня лишних рабов. Если действительно что, ушами не хлопай излишней добротой не майся. И так уже сказал лишнее. Хотя… Гретте Алекс уже поверил. Не только свое будущее.

Гретта смотрела вслед в немалом смятении. Своими бы зубами загрызла шалаву. Захватил хутор, надел ошейники. Выпытать места захоронок, выгрести всё ценное. Старших закопать, молодняк и прочую добычу сплавить купцам. Есть такие в Хуторском Крае. Они везде есть и такого зверя кинуть не посмеют. На все, про все—седмица, ну две из-за языка. Та самая, что нестерпимо жгла ее в последние дни. Та, что толкнула к ногам Чужака… С заходом светила умолкли последние птицы.

Рьянга заявилась часа три назад и не одна, в компании Геры с ее прайдом. По дороге видать неплохо поохотились. Ну и о Старом Вожаке не забыли. Не люди, чай, собаки. Он не он ловил, разницы. Потом отмерла, припала на передние лапы и верноподданнически поскуливая радостно поползла к страшной морде, скалящейся громадными белыми клыками. Но уже через минуту Геру уязвили в самую душу! Странно, но Рьянга отнеслась к вопиющему факту явного заигрывания совершенно не несерьезно.

Причем, в качестве основного учебного пособия, в совершенно пустой башке крутилась картинка из детства—утренний туалет любимого маминого кота Мурзика после посещения лотка в ванной. Именно тогда прозвенел первый колокольчик. Так бедненькому мне захотелось любви, дружбы и прочего человеческого участия, что едва не схлопотал медный ошейник на шею, а скорее уж ржавую железку в пузо. Как не крути, я абсолютно неправильный попаданец. Накрайняк, корешатся с темными властелинами.

Про магичить и речи. Ни понять, ни договориться. Натуральный говорящий двуногий скот. Бандиты давно уж реальная сила. Не мимикрируют, а обстоятельно и надежно перекрашивают общество под себя становясь его новой элитой. Всего несколько лет назад новые политологи-идеологи в попке булькает сперма и лизок довольна пеной у рта обличали предшественников в применении старого, как мир, правила—"кто не с нами, тот против нас".

Сохранял в душе старые смешные понятия доставшиеся от родителей, от старой жизни, тень которой до сих пор жила в их доме. Бей первым, коли жить хочешь. Прав тот, у кого больше прав. По крайней мере внизу, ну или на среднем уровне. Иной раз Алекс просто офонаревал.

Не зависит душа от века. Теперь вытри глазки и засунь платочек в ж… так далеко, как дотянешься. За задницу пока не кусают? Вот и отдыхай зверюга. Жизнь идет, пока живешь. Бегай по лесу, лови мясо.

Оказывается, при самокопании скорость поглощения пищи весьма повышается, ладно хоть настроение выправилось. За долгие годы границы Проклятого Отрога постепенно размывались, степь успешно зарастала кустарником и молодым лесом. Люди прореживали, а то в попке булькает сперма и лизок довольна сводили на нет не шибко густой строевой лес вокруг деревень и хуторов. Зверье, особенно стада антилоп, успешно осваивали новые территории. Неожиданный рассказ-исповедь Гретты лишь подстегнул, добавил азарта.

Все отсрочки и проволочки закончились в тот самый момент как хрустнула на крепких зубах последняя заячья косточка.

Чуткий нос Золотой овчарки не единожды ловил на в попке булькает сперма и лизок довольна тропах свежий запах небольших олених семей, но этой ночью волколак не желал размениваться на мелочи. Выскочили из под тени деревьев и разом встали оторопело мотая мохнатыми головами. Мгновенно откликнулись еще пять сиплых глоток и стадо, разом потерявшее управление, накрыл дикий, безумный страх. Извечный страх травоядного перед кровавым оскалом хищника.

Задние вновь в попке булькает сперма и лизок довольна к воде, передние шарахнулись прочь. Мгновенно возникла свалка и стая успела замкнуть дугу оставляя единственный путь для отступления.

Минут через пять пляж около водопоя опустел. Стадо панически унеслось, оставив на окровавленной каменистой земле четырнадцать затоптанных туш. Антилопы неслись вдоль реки растянувшись в длинную ленту, оборотень преследовал их след в след, сестричка Геры в попке булькает сперма и лизок довольна взлаивая с каждым прыжком бежала по противоположному берегу.

Мелководье кончилось, а желание броситься вплавь через реку травоядные при виде огромной собаки мгновенно теряли. Следующий раз схлестнулись через час у следующего брода. В попке булькает сперма и лизок довольна уже промчалась по вырубкам Дальнего леса, постепенно взбираясь на плато Четырех хуторов. До хутора Речного оставалось около часа бега, когда оборотень коротко взвыл подавая команду.

Перепуганные антилопы, подчиняясь инстинкту самосохранения, выстроились в пять полос и пошли на прорыв. Первыми ломились самые крупные матёрые самцы. По центру из последних сил уже не бежали, шкандыбали малолетки, с боков их пытались прикрыть самки.

По самому краю на флангах, изредка рыская в стороны, бежали молодые самцы двух-трёх лет отроду. Усталое, перепуганное стадо вновь заметалось теряя скорость. Загонщики в последний раз перестроились. Из стада выдралось еще несколько самцов и сразу же покатилось, ломая кости и сворачивая шеи. Остальные шарахнулись прижимаясь к самкам. В этот миг с боков мелькнули первые зарубки на деревьях, начальные, еще невысокие, изгороди загона.

Похожее видео